Продолжение. A.C.KОPX. МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ ч.2

начало  часть3 (Отечественная война 1812 г.)  часть4  часть5  иллюстрации

По возвращении из Турции в Петербург Кутузову был назначен директором Кадетского корпуса. Указ Екатерины II гласил: "Нашему генералу-поручику Михайле Голенищеву-Кутузову всемилостивейше повелеваем быть главным директором Сухопутного кадетского корпуса под собственным нашим ведением". Как генерал с большим боевым опытом и обширными знаниями, Кутузов провел реорганизацию корпуса, максимально приблизив обучение кадетов к нуждам боевой службы. Особое внимание было обращено на военные дисциплины. В одном из распоряжений по корпусу Кутузов выражал уверенность, "что не погубят они в праздности драгоценного времени в классах, но приобретут знания, нужные благородному человеку во всяком состоянии: особливо в математике, теорию к военной практике относительную". Как опытный военный педагог он много сделал для совершенствования учебного процесса, подготовки офицерских кадров русской армии.

Одновременно с руководством Сухопутным кадетским корпусом Екатерина II возложила на Кутузова обязанности командующего войсками в Финляндии.

Вступивший на престол Павел I в конце 1797 года направляет Кутузова в Берлин с ответственной миссией — подготовить условия для привлечения Пруссии на сторону России в борьбе против Франции. "При его уме и способностях, нам известных, должно надеяться, что он будет действовать с умеренностью и с прилежанием и с искусством воспользуется хорошим расположением короля в нашу пользу, — писал вице-канцлер А. Б. Куракин русскому посланнику в Берлине Н. П. Панину. Пробыв в Берлине у Фридриха-Вильгельма III два месяца, Кутузов успешно решил одну из важнейших задач внешней политики России — укрепил дружеские отношения с Пруссией, не допустил сближения ее с Францией. Все это способствовало вступлению Пруссии в антифранцузскую коалицию. По словам историка Ф. Синельникова, Кутузов "столь действовал неутомимо, столь делал свои представления настоятельно и выдерживал важность своего звания столь сильно и удачно, что менее, нежели в течение одного года, приведены были политические тогдашнего времени дела к желаемому концу наилучшим образом".

Агрессивная политика Франции в Европе заставила русское правительство принять меры по укреплению своих западных границ. В конце 1799 года Кутузов был назначен Литовским военным губернатором и инспектором инфантерии Литовской и Смоленской инспекций. В случае войны он должен был выступить в роли командующего одной из трех западных армий, перед которыми ставилась задача "положить вовремя есть ли бы до сего дошло, преграды успехам французского оружия.

После убийства Павла I положение Кутузова резко переменилось. Александр I на короткое время назначил его Петербургским военным губернатором и инспектором инфантерии Финляндской инспекции. Однако уже в августе 1801 года Кутузов был отстранен от всех занимаемых должностей и уволен из армии, якобы, по состоянию здоровья. "Генерала от инфантерии Санкт-Петербургского военного губернатора, управляющего в здешней и Выборгской губерниях гражданскою частию, Голенищева-Кутузова, по приключившейся ему болезни для поправления здоровья всемилостивейше увольняем его на год от всех должностей", — сказано в указе Александра I Сенату. Подлинной причиной отставки скорее всего была осведомленность Кутузова о заговоре против Павла I, его убийстве и причастности к этим событиям нового императора. В 1802 году Кутузов, оставив семью в Петербурге, уехал на Украину, в свое имение Горошки на Волыни, где вынужден был прожить, по-суще-ству в изгнании, три года.

К началу XIX века характер войн, которые вела Франция, изменился. Пришедшая к власти французская буржуазия, выразителем интересов которой был Наполеон Бонапарт, превратила национально-освободительные войны в захватнические. "Империалистские войны Наполеона, — писал В. И. Ленин, — продолжались много лет, захватили целую эпоху, показали необыкновенно сложную сеть сплетающихся империалистских отношений с национально-освободительными движениями. И в результате история шла через всю эту необычно богатую войнами и трагедиями (трагедиями целых народов) эпоху вперед от феодализма — к "свободному капитализму".

Франция в начале XIX века вела войны почти со всеми крупными государствами Европы: Россией, Австрией, Пруссией, Испанией, Швецией, Англией. Союзниками России по третьей антифранцузской коалиции была Англия, Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство. Основная тяжесть борьбы легла на Россию и Австрию. Во главе русской армии, направленной на помощь австрийским войскам, был поставлен Кутузов, несмотря на неприязнь Александра I к полководцу.

В августе 1805 года Кутузов получил инструкции о ведении войны с Францией, в соответствии с которыми был обязан "действовать со всею ревностью и исполняя беспрекословно повеления главнокомандующего австрийскими войсками".

План войны, составленный австрийским генералитетом, был порочным — он основывался на устаревшей стратегии, не учитывал возможных действий Наполеона и носил оборонительный характер. Кутузов предложил Александру I свой план войны против Франции, главной идеей которого было наступление, ведение войны на территории противника. "Всякая медлительность и нерешительность, — писал Кутузов императору, — причиняет совершенную гибель, а паче в теперешнее время, когда вся Европа не знает, что может Бонапарт в случае с ними сделать..." План Кутузова не был принят, и это пагубно сказалось на всем ходе войны.

В августе 1805 года русская армия численностью около 50 тысяч человек выступила в Баварию на соединение с австрийцами. Преодолев тысячекилометровый путь, она в октябре достигла г. Браунау. В это время австрийские войска находились в районе г. Ульма. Кутузову оставалось пройти несколько переходов, чтобы соединиться с австрийцами. Но Наполеон, совершив стремительный марш, крупными силами обошел австрийскую армию эрц-герцога Фердинанда, которой фактически командовал генерал Макк, и под угрозой разгрома заставил ее капитулировать. Тридцатитысячная армия австрийцев перестала существовать. Генерал Макк попал в плен и был отпущен Наполеоном под честное слово не воевать больше против Франции.

Ульмская катастрофа поставила русскую армию в крайне тяжелое положение: 50-тысячной армии Кутузова противостояла 150-тысячная армия Наполеона, армия нового типа, закаленная в боях, вдохновленная идеями Великой французской буржуазной революции.

Кутузов принял единственно правильное решение — отойти на соединение со второй русской армией под командованием генерала Ф. Ф. Буксгевдена, подходившей из России. Смело маневрируя, ведя тяжелые оборонительные бои (в которых особенно отличились войска П. И. Багратиона и М. А. Милорадовича под Кремсом и Шенграбеном), армия Кутузова вышла к Ольмюнцу и соединилась с основными силами Буксгевдена. Все попытки Наполеона окружить русскую армию были безуспешными.

В истории военного искусства отступление русской армии от Браунау к Ольмюнцу считается выдающимся образцом стратегического марш-маневра, в результате которого соотношения сил изменились в пользу союзников: Наполеон к Ольмюнцу имел только 50 тысяч человек, силы же Кутузова вместе с австрийцами возросли до 86 тысяч. "Сия ретирада по справедливости поставляется в числе знаменитых военных событий нынешнего времени", — вспоминал участник войны 1805 года А. П. Ермолов. "Классически геройским" назвал этот марш-маневр французский маршал Мармон. На военном совете в Ольмюнце Кутузов, учитывая усталость войск и усиление наполеоновской армии новыми силами, предложил отступить дальше. На вопрос, где же предполагает он дать отпор, Кутузов отвечал: "Где соединюсь с Беннигсеном и пруссаками; чем далее завлечем Наполеона, тем будет он слабее, отдалится от своих резервов, и там, в глубине Галиции, я погребу кости французов".

К сожалению, план Кутузова был отвергнут австрийцами и Александром I, который, мечтая о полководческой славе Наполеона, вместе с Францем I прибыл в армию и фактически отстранил Кутузова от руководства войсками. В результате было принято ошибочное решение — немедленно выступить против Наполеона, двинув все силы к Аустерлицу. План наступления союзников, составленный австрийским генералом Ф. Вейротером, был рассчитан на пассивные действия Наполеона, не учитывал особенностей местности в районе Аустерлица. "Союзники приняли план сражения против армии, которой не видели, предполагая ее на позиции, которой она не занимала, и, сверх того, рассчитывали на то, что Французы останутся настолько же неподвижными, как пограничные столбы", — так оценил этот план Ф. Бюлов — один из видных прусских генералов того времени.

Кутузов доказывал, что нельзя начинать сражение, пока не будет точно выяснено расположение противника, его боевые силы, требовал держать русские и австрийские войска более сосредоточенно, избегать сложных маневров в непосредственной близости от французских войск. Его доводы не были приняты во внимание.

Сражение произошло 20 ноября (2 декабря) 1805 года. Не спас положение героизм русских солдат и офицеров, боевой опыт М. И. Кутузова, П. И. Багратиона, Д. С. Дохтурова, М. А. Милорадовича — талантливых генералов русской армии. Наполеон, хорошо осведомленный о планах союзников, ударом в центр прорвал фронт союзных войск и заставил их сражаться с перевернутым фронтом. В результате русско-австрийские войска потерпели сокрушительное поражение. Только благодаря мужеству и стойкости русских солдат Наполеону не удалось осуществить план полного разгрома союзных армий, хотя потери были огромны: русские потеряли 21 тысячу убитыми и ранеными, австрийцы — около 6 тысяч человек. Поражение под Аустерлицем привело к развалу антифранцузской коалиции и заключению сепаратного договора между Австрией и Францией.

Оценивая действия Кутузова в этой войне, советский историк П. А. Жилин подчеркивал: "Кампания 1805 г. — убедительный пример того, как лишение полноты власти главнокомандующего, то есть нарушение основного принципа единоначалия, может пагубно отразиться на ходе боя, сражения, операции и войны в целом".

Вину за поражение Александр I переложил на Кутузова. В 1812 году, когда русская армия громила наполеоновские войска, фельдмаршал, тяжело переживавший поражение при Аустерлице, заметив на одном из трофейных знамен надпись "За победу под Аустерлицем", сказал окружающим его офицерам: "Вы молоды, переживете меня и будете слышать рассказы о наших войнах. После всего, что совершается теперь, перед нашими глазами, одной выигранной мной победой или одной понесенной мною неудачей больше или меньше, — все равно для моей славы, но вспомните: я не виноват в Аустерлицком сражении".

В начале 1806 года русская армия вернулась на родину. Кутузов снова оказался в опале, был отстранен от командования войсками и назначен Киевским военным губернатором, а затем, после недолгого пребывания в Молдавской армии в 1808 году — Литовским генерал-губернатором.

В русско-турецких войнах 2-й половины XVIII века, носивших объективно-прогрессивный характер, Россия вернула захваченные земли Северного Причерноморья, так как ее политика определялась "ее историческим прошлым, ее географическим положением, необходимостью для нее иметь открытые гавани в Архипелаге, как и в Балтийском море", — отмечал Ф. Энгельс. Но Турция не хотела мириться с утратой причерноморских территорий и Крыма. Поэтому, опираясь на поддержку Франции, используя сложное положение России, занятой борьбой с Наполеоном в Европе, она в 1806 году расторгла все соглашения с Россией и объявила ей войну. Война приняла затяжной характер и длилась по 1812 год. Генералы А. А. Прозоровский, П. И. Багратион, Н. М. Каменский, А. Ф. Ланжерон, командующие русскими войсками в разные годы, не смогли одержать решающей победы и заставить турок пойти на заключение мира. В обстановке приближающейся войны с Францией

Александр I вынужден был назначить командующим Молдавской армией Кутузова — лучшего русского генерала того времени. "Александр мог не любить Кутузова, но он нуждался в уме и таланте Кутузова и в его репутации в армии, где его считали прямым наследником Суворова", — отмечал академик Е. В. Тарле.

В начале 1811 года Кутузов прибыл в Бухарест и вступил в должность главнокомандующего армией, насчитывавшей 45 тысяч солдат. К этому времени она была значительно ослаблена — почти половину ее состава отозвали на борьбу с Наполеоном. "Оборонительная наша линия, — писал Кутузов военному министру М. Б. Барклаю-де-Толли, — четырьмя дивизиями защищаемая, начинается... от Белграда и продолжается до Днестра, занимая по изгибам Дуная около тысячи верст". Численность турецких войск, которыми командовал верховный визирь Ахмет-паша, достигала 80 тысяч человек.

Главная задача, которую предстояло решить Кутузову, заключалась в скорейшем окончании войны и заключении выгодного для России мира. Для ее решения необходимо было разгромить турецкую армию.

Кутузов был новатором в военном искусстве. Учитывая реальную обстановку и соотношение сил, он смело ликвидировал кордонное расположение русской армии вдоль берега Дуная и решительно отверг тактику борьбы за турецкие крепости, которая привела к распылению малочисленных сил и не дала положительных результатов. Стратегический замысел Кутузова заключался в том, чтобы, собрав основные силы и убедив противника в своей слабости, заманить турок на левый берег Дуная, окружить армию Ахмет-паши и принудить ее к капитуляции.

Проводя план в жизнь, Кутузов приказал отвести все свои войска с правого берега Дуная, взорвать крепости Никополь и Силистрию, сохранив за собою только Рущук как своеобразную приманку для турок. "Может быть, визирь, собрав знатные силы, вознамерится приблизиться к Рущуку, тогда я поведу все при мне находящиеся войска навстречу к нему в поле", — доносил Кутузов императору.

Узнав, что турки поверили в его хитрость и начали стягивать свои силы к Дунаю, Кутузов 1 (13) июня 1811 года скрытно переправил на правый берег к Рущуку 1 5 тысяч солдат при 114 орудиях и занял боевые позиции перед крепостью, имея за спиной Дунай. Несмотря на четырехкратный перевес турецких сил и неудобные боевые позиции, Кутузов верил в успех. В Рущукском сражении правым флангом командовал П. К. Эссен, левым — А. Ф. Ланжерон, конницей — А. Л. Воинов. Утром 2 (14) июня турецкая конница под прикрытием тумана атаковала русские позиции. В отражении первого натиска вражеских войск особенно отличилась кавалерия генерала Воинова. "В сем бою, — писал Кутузов, — несмотря на чрезвычайное неравенство, кавалерия наша не упустила ни шагу", а генерал Воинов "искусным своим распоряжением с малым числом легких войск своих не дал многочисленному неприятелю, состоявшему из отборной кавалерии, нигде поверхности".

Через день сражение возобновилось с новой силой. Пять раз пытались турки обойти фланги русской армии, отрезать ее от Рущука, прижать к берегу Дуная и уничтожить. Но безуспешно. Ожесточенное сражение продолжалось 12 часов и закончилось полным поражением турецких войск. "Неприятель был со всею стремительностию решительно
атакован, опрокинут, прогнан до самой его линии, и за дерзновение свое он принужден был дорого заплатить", — докладывал Кутузову генерал Воинов. Турки потеряли убитыми и ранеными более 4 тысяч человек, русские — около 500 человек. Сообщая об этом русскому послу в Пари же А. Б. Куракину, Кутузов писал: "Победа осталась совершенно на нашей стороне, и войска, под начальством моим стоящие, в сей день увенчали себя новыми неувядаемыми лаврами".

Через три дня после победы Кутузов, взорвав укрепления Рущука, снова отвел свою армию на левый берег Дуная, стараясь видимостью отступления заманить турок за Дунай. Ахмет-паша, не разгадав замысел Кутузова, решил перенести боевые действия на левый берег и перепра вил через Дунай у Слободзеи 40 тысяч человек, которые и были блокированы русской армией. Все попытки противника расширить плацдарм в районе Слободзеи были безуспешны. "Я окружил его редутами и позади оных поставил пехоту и кавалерию, таким образом, что ежели он намерен будет что предпринять, то должен иметь дело с сими редутами и с войском, позади их расположенным", — докладывал Кутузов военно му министру. Чтобы полностью окружить турок, лишить их переправ и снабжения, Кутузов направил отряд генерала Е. И. Маркова на правый берег с целью разгромить турецкий лагерь у Рущука, насчитывавший до 20 тысяч человек. "Назначаю вас, — сказано в приказе Маркову, — в важную экспедицию за Дунай в поиск на неприятеля, под командою верховного визиря состоящего. Уделяя вам до семи тысяч войска из главного корпуса, делаю все то, что могу только уделить, не ослабевая совершенно моей позиции ... Поручаю вашему превосходительству важнейшую экспедицию, успех которой... может иметь влияние на блистательное окончание нынешней кампании".

Переправившись через Дунай в 18 км западнее Рущука, отряд Маркова 14 (26) октября стремительно атаковал турецкий лагерь и разгромил его. "Благоразумие и быстрота генерала Маркова превосходят все похвалы. Все войска наши на левом берегу Дуная были свидетелями ужаса, который распространился по всему турецкому лагерю", — докладывал Кутузов в Петербург.

Положение окруженных войск Ахмет-паши оказалось безвыходным Лишенная продовольствия и боеприпасов, турецкая армия в ноябре 1811 года вынуждена была капитулировать. Начались переговоры о мире, длившиеся еще полгода. В их успешном завершении сыграли исключительную роль дипломатические способности русского главнокомандующего. Преодолевая многочисленные трудности, которые чинила западноевропейская дипломатия, в особенности французская, Кутузову удалось подписать в Бухаресте 16 (28) мая 1812 года выгодный для России договор — всего за месяц до вторжения наполеоновской армии в нашу страну. По условиям мирного договора Турция отказалась воевать против России совместно с Францией. Россия получала Бессарабию с крепостями Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия, Измаил. Граница с Турцией устанавливалась по реке Прут. Молдавия и Валахия сохраняли все привилегии в соответствии с Ясским мирным договором, Сербия получила автономию в вопросах внутреннего самоуправления. Подтверждались все прежние русско-турецкие договоры и соглашения.

В годы русско-турецкой войны резко усилилась национально-освободительная борьба балканских народов против османского владычества, рассчитывавших на помощь русского народа: "Серб, болгарин, боснийский «райя», крестьянин-славянин из Македонии и Фракии питают большую национальную симпатию к русским и имеют с ними больше точек соприкосновения, больше средств духовного общения, чем с южными славянами-католиками, говорящими на одном с ними языке", — отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс.

Особенно активно действовали сербы, поднявшие в 1804 году восстание, во главе которого стал Кара Георгий Петрович. Кутузов всячески старался помочь восставшим, объединить борьбу балканских славян с действиями русской армии. Он оказывал восставшей Сербии военную, дипломатическую и экономическую помощь. В Сербию был направлен специальный отряд русских войск из шести батальонов, поставлялись боеприпасы, оружие, пушки, выделялись деньги. Сербские войска, действовавшие совместно с русскими, нанесли в октябре 1811 года поражение туркам под крепостью Ниш, одержали ряд других побед. В то же время в инструкции генералу Воинову Кутузов указывал: "В дела до управления земли сербской касающиеся... отнюдь не мешаться и выполнение сего с самой строжайшей точностию особенному вниманию вашему поставляю, дабы не подать ни сербам, ни австрийцам малейшего подозрения будто бы мы желаем утвердить в Сербии наше владычество". Во время переговоров с турками Кутузов настойчиво отстаивал интересы сербского народа.

Своей деятельностью Кутузов способствовал укреплению дружбы между русским и болгарским народами. Болгары активно участвовали в национально-освободительной борьбе, всячески помогая русской армии. По инициативе Кутузова были созданы болгарские добровольческие формирования, получившие название Земского войска. В связи с их созданием Кутузов доносил в Петербург: "Из числа переселившихся болгар из-за Дуная многие изъявили желание вооружиться и действовать с нами... Нужным почитаю для защиты левого берега Дуная около Турно вооружить таковых желающих болгар; а примеру их, надеюсь я, последуют и другие болгары... Зная качества сего народа, твердого и к опасностям и лишениям приобыкшего, ожидаю от них лучшей пользы". Кутузов организовал переселение болгар на левый берег Дуная, чем спас жизнь десяткам тысяч людей, преследовавшихся турками.

Дальновидная и реалистическая политика Кутузова на Балканах, разнообразная помощь сербам и болгарам способствовали укреплению дружбы и боевого сотрудничества с русским народом и составляют яркую страницу его боевой и дипломатической деятельности.

В русско-турецкой войне 1806—1812 гг. вновь широко раскрылся полководческий дар Кутузова, его дипломатический талант. Исходя из конкретных условий, он находил и смело применял новые стратегические формы борьбы, новые тактические приемы, что неизменно приносило ему победу. По оценке современников, "в сем походе, который навеки останется школою для всех тактиков, Кутузов показал себя во всем блеске чудесного своего величия... Какая глубокая проницательность, какая редкая способность соображать случаи, какое чудесное искусство потребны были для того, чтобы с 30 тысячами человек прикрывать все завоеванные области и крепости, выманить турков из гор, уничтожить хитрые распоряжения мужественного визиря, с 20 тысячами разбить его на открытом поле под Рущуком, завести его в расставленные сети на левом берегу Дуная при Слободзее, запереть его, истребить все его средства за Дунаем, овладеть Силистриею и Туртукаем, совершенно отрезать его армию и в то же время прикрывать Малую Валахию, наконец ...принудить (турецкие войска — А. К.) со всеми начальниками, со всею артиллериею к сдаче на волю победителя. Сей великий план начертан и исполнен Кутузовым".

Что же касается отношения царя к полководцу, оно осталось прежним: как только нужда в Кутузове отпала, он был заменен адмиралом П. В. Чичаговым и отозван из армии в Петербург. Но все же, в качестве награды, Кутузов был возведен в княжеское достоинство.

Начало     Далее