RUS   ENG

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

A.C.KОPX

МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Иллюстрации

Имя твое и память будут греметь в отдаленнейшем потомстве россиян, мысль о тебе смешается с понятием о любви к Отечеству...
В. И. Штейнгель

Михаил Илларионович Кутузов — великий русский полководец, участник русско-турецких войн 1768—1774 гг. и 1787—1791 гг., главнокомандующий русской армией в третьей коалиции против Франции в начале XIX века и в войне с Турцией 1811—1812 гг., прославленный герой Отечественной войны 1812 года — родился 5 (16) сентября 1745 года в Петербурге, в старинной дворянской семье, которая вела свой род с XIII века. Известно, что основатель рода Гавриил сражался под стягами Александра Невского.

Фамилия Голенищевых-Кутузовых сформировалась в XV веке. Один из предков — Федор Александрович — носил прозвище "Кутуз", а его брат Аннаний имел сына Василия прозванного "Голенище". Род был знатный, это подтверждается тем фактом, что Иван IV Грозный выдал Марию Андреевну Кутузову за бывшего Казанского царя Симеона.

Илларион Матвеевич — отец полководца — был крупным военным внженером. Начав военную службу при Петре I, он участвовал и войнах XVIII века. Уйдя в отставку в чине генерал-поручика, продолжал службу по гражданскому ведомству. "Генерал-поручик и сенатор Илларион Матвеевич, служивший 30 лет в инженерном корпусе и участвовавший в первой русско-турецкой войне под знаменами Румянцева-Задунайско-го, был человеком чрезвычайно умным, разносторонне образованным, за что и прозвали его "разумной книгой". Его имя стало особенно известно в связи с разработкой проекта канала, построенного в Петербурге при Екатерине II для избавления жителей столицы от гибельных наводнений полноводной Невы.

Будущий полководец рано потерял мать, и сначала его воспитанием занималась бабушка, а затем отец. Большая роль в формировании любознательного и одаренного мальчика принадлежит родственнику отца Ивану Логиновичу Голенищеву-Кутузову — адмиралу русского флота, одному из образованнейших людей своего времени, директору Морского кадетского корпуса, вице-президенту Адмиралтейств-коллегии, члену Российской Академии, автору ряда работ по военно-морскому искусству.

Юного Кутузова с ранних лет готовили к военной деятельности.
В 1757 году 12-летним мальчиком он поступает в Инженерную школу, основанную Петром I и преобразованную в 1758 году в Соединенную артиллерийскую и инженерную школу, готовившую офицерские кадры для русской армии. Благодаря усилиям П. И. Шувалова, назначенного в 1756 году генерал-фельдцейхмейстером, в подчинении которого оказалась и школа, система подготовки воспитанников значительно улучшилась. Ведущими дисциплинами были: артиллерия, фортификация, тактика. Наряду с военными дисциплинами воспитанники школы изучали и общеобразовательные предметы: алгебру, геометрию, физику, историю, географию, литературу, иностранные языки. Шувалов подчеркивал: "Знание геометрии артиллеристу и инженеру необходимо, история больше в сердце молодого человека добродетелей вливает, нежели наистрожайшее нравоучение, а сколько подает военнослужащему пользы, того и описать неможно". На должность преподавателей Шувалов пригласил видных специалистов, в том числе И. А. Вельяшева-Волынце-ва, автора "Артиллерийских предложений", Я. П. Козельского, автора "Арифметических предложений" и других книг, ставших пособиями по артиллерии, механике, арифметике, философии. Большое влияние на воспитанников школы оказал великий русский ученый М. В. Ломоносов. Близкий И. И. Шувалову по работе, связанной с учреждением Московского университета, а через него и его брату П. И. Шувалову, Ломоносов помогал последнему в улучшении постановки преподавания в школе. Многие общеобразовательные дисциплины были включены в программу обучения по совету Ломоносова, а заключительный раздел шувалов-ского проекта преобразования школы в Артиллерийский и инженерный корпус написан при его участии. Воспитанники школы испытывали непосредственное влияние Ломоносова, посещая его лекции в Академии наук. С увлечением слушал эти лекции и Михаил Кутузов.

Все свободное время он посвящал книгам и зарекомендовал себя чрезвычайно прилежным и исключительно способным учеником. Отлично успевая, Кутузов в совершенстве овладел не только военными науками, но и горячо полюбил философию, историю, русскую и зарубежную литературу, математику, хорошо изучил ряд иностранных языков, в том числе английский, польский, немецкий и французский, а позднее шведский и турецкий.

В 1759 году Кутузов досрочно закончил курс и по приказу Шувалова был оставлен в школе на преподавательской работе: "Артиллерийский каптенармус Михаил Кутузов за его особенную прилежность и в языках и в математике знание, а паче что ...до инженера имеет склонность, в поощрение прочим, сего числа произведен мною в инженерный корпус первого класса кондуктором... и оставлен по-прежнему при школе, к вспоможению офицерам для обучения прочих".

Действительная военная служба Кутузова началась в 1761 году командиром роты Астраханского пехотного полка, куда он был направлен по его настоятельной просьбе после полуторагодичного преподавания математики в Артиллерийской и инженерной школе. Около года он командовал ротой Астраханского полка — будущего полка А. В. Суворова. Затем был назначен адъютантом к ревельскому губернатору. В 1764 году переведен в Польшу, в действующую армию, где получил боевое крещение 28 июля (8 августа) в бою против войск князя Радзивилла.

Одной из важнейших внешнеполитических задач России во 2-й половины XVIII века была задача получить выход к Черному морю. На пути ее вине стояли Турция и некоторые европейские государства, не желавшие укрепления России, усиления ее влияния в европейских делах и на Востоке.

В 1768 году Турция, подстрекаемая Францией, объявила войну России. Для ведения боевых действий на юге страны были созданы две армии, первой из них командовал П. А. Румянцев, второй — В. М. Долгоруков. В конце 1769 года Кутузов получил назначение в армию Румянцева. Началась его многолетняя служба и боевая деятельность на южных границах Российского государства. Русско-турецкая война 1768—1774 гг. стала важным этапом в формировании полководческого искусства Кутузова.

В ходе боевых действий в 1770 году, будучи обер-квартирмейстером в корпусе Румянцева и находясь в авангарде наступающих войск, Кутузов исполнял трудные и ответственные поручения, "напрашивался... на все опасные случаи" и стал известен Румянцеву как храбрый и способный штабной и боевой офицер. Он принимает самое активное участие в сражениях при Рябой Могиле, Ларге и реке Кагул, в которых были разгромлены основные силы турок.

В дальнейшем Кутузов в чине премьер-майора был переведен из штаба армии в Смоленский пехотный полк, с которым участвовал в ряде сражений, в том числе при Попештах. За мужество и храбрость, проявленные в этих боях, Кутузов был произведен в подполковники.

В 1772 году начинается служба Кутузова в Крымской армии под командованием В. М. Долгорукова. Во время боя у деревни Шумы, где закрепился турецкий десант, перекрывший дорогу к Алуште, Кутузов, подавая личный пример, со знаменем в руках повел батальон в атаку. В жаркой схватке турки были выбиты из своих позиций, дорога на Алушту открыта. В этом бою Кутузов получил тяжелое ранение в голову: "сей штаб-офицер получил рану пулею, которая, ударивши его между глазу и виска, вышла напролет в том же месте на другой стороне лица", — сказано в рапорте Долгорукова. Рана была настолько тяжелой, что врачи не надеялись на выздоровление. Но Кутузов поправился. Приехав в Петербург, он получил продолжительный отпуск для лечения за границей.

В приказе Военной коллегии об этом говорилось: "Уволить его для излечения ран к теплым водам, считая с 1 -го января будущего 1 776 года, на год без вычета жалованья". Кроме этого, Кутузов получил по указа-нию Екатерины II тысячу червонцев и был награжден орденом св. Георгия IV степени.

Кутузов посетил Пруссию, Австрию, Голландию, Италию, Англию, где он не только лечился, но и использовал малейшую возможность для пополнения своих знаний, для ознакомления с западноевропейским военным искусством и международной политикой.

Русско-турецкая война 1768—1774 гг. закончилась поражением Турции. По Кучук-Кайнарджийскому договору Россия получила земли между Днепром в Бугом, крепости Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн. Турция признала независимость крымских и кубанских татар. Россия получила право свободного плавания по Черному морю через проливы Босфор и Дарданеллы.

В 1777 году Кутузов вернулся из-за границы и был направлен к Суворову — в то время командующему русскими войсками в Крыму. В течение почти шести лет он был одним из командиров, которому Суворов поручал самые ответственные задачи по укреплению и охране побережья Крыма. Суворов одним из первых заметил дипломатические способности Кутузова и поручил ему вести переговоры с крымскими татарами, стремясь укрепить влияние России на полуострове. По замечанию Е. В. Тарле, "тут впервые Кутузов обнаружил такое умение обходиться с людьми, разгадывать их намерения, бороться против интриг противника, не доводить спора до кровавой развязки и, главное, достигать полного успеха, оставаясь с противником лично в самых "дружелюбных" отношениях, что Суворов был от него в восторге". Высоко оценивая способности Кутузова, Суворов говорил: "Ой, умен, ой, хитер, его никто не обманет".

В эти годы Кутузов проходит основательную школу обучения и воспитания войск. По ходатайству Суворова он был произведен в полковники, в 1782 году получил чин бригадира, в 1784 году стал генерал-майором и командиром Бугского егерского корпуса.

В 1787 году Турция, недовольная условиями Кучук-Кайнарджийского договора, подстрекаемая Францией и Англией, вновь объявила войну России. Началась вторая русско-турецкая война. Против турецких войск были развернуты две армии: Екатеринославская под командованием Г. А. Потемкина и Украинская во главе с П. А. Румянцевым. Союзницей России в этой войне была Австрия.

В начале русско-турецкой войны 1787—1791 гг. корпус Кутузова входил в состав Екатеринославской армии. Потемкин, поручая Кутузову охрану границы по реке Буг, писал: "Ваша распорядительность и искусство меня совершенно обеспечивают и я с надеждой полагаюсь на Ваше бдение". В короткое время Кутузов укрепил границу, создал надежную линию обороны, организовал эффективную пограничную службу. Генерал Н. В. Репнин, ознакомившись с одним из участков границы, сообщал Потемкину: "Можно надеяться, что при сем посте под предводительством его, господина генерал-майора и кавалера Голенищева-Кутузова, в случае нападения неприятельского все пойдет с желаемым успехом".

В 1788 году корпус Кутузова был переброшен в район мощной турецкой крепости Очаков, осажденной войсками Потемкина. 18(29) августа, отражая вылазку турок из крепости, Кутузов, находившийся в боевых порядках своих егерей, был вторично тяжело ранен пулей в голову, почти так же, как в первый раз. В связи с этим принц де Линь писал австрийскому императору Иосифу II: "Вчера опять прострелили голову Кутузову. Я полагаю, что сегодня или завтра он умрет". Принц имел основания для опасений. По мнению врачей "сей опасный сквозной прорыв нежнейших частей и самых важных, по положению височных костей, глазных мышц, зрительных нервов, мимо которых на волосок... прошла пуля, и мимо самого мозга... не оставил других последствий, как только что один глаз несколько искосило". Это был настолько интересный случай в медицине, что о нем писались диссертации, называвшие исход ранения "чудом". Пророческими оказались впоследствии слова врача Кутузова: "Надобно думать, что провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна". Кутузов поправился, и уже через четыре месяца принял участие в штурме и взятии Очакова.

После падения Очакова Кутузову поручается оборона границы от устья Днестра до Бендер. А затем его войска были направлены к Измаилу— сильнейшей турецкой крепости на Дунае, борьба за которую вступила в решающую стадию. Задача исключительной трудности — взять Измаил — была поручена Суворову.

Русские войска, сосредоточенные под Измаилом, насчитывали 30 тысяч человек. Гарнизон крепости — более 35 тысяч. Решение штурмовать Измаил было принято на Военном совете, где Суворов обратился к присутствовавшим, среди которых был и Кутузов, со следующими словами: "Правда, что затруднения велики: крепость сильна, гарнизон — целая армия, но ничего не устоит против русского оружия ... Я решился овладеть этой крепостью, либо погибнуть под ее стенами".

В соответствии с диспозицией Кутузов командовал 6-й штурмовой колонной на левом фланге, которая должна была атаковать бастион вблизи Килий-ских ворот, овладеть Новой крепостью — одним из наиболее укрепленных пунктов обороны Измаила. 10(21) декабря 1790 года, накануне штурма, почти весь день продолжался обстрел Измаила из 500 орудий. В 5 часов утра 11 декабря был дан сигнал к штурму. Несмотря на жестокий огонь, штурмующие колонны в темноте подошли к контр-эскарпу, забросали фашинами рвы, стремительно спустились вниз и, приставив к валу лестницы, взошли на него. Колонна Кутузова ворвалась на вал, где завязался тяжелый рукопашный бой. Суворов, заметив опасное положение в этом месте, посылает к Кутузову офицера с сообщением, что он назначается комендантом Измаила. Кутузов ввел в бой весь свой резерв, опрокинул турок и захватил бастион. К рассвету русские войска выбили противника с внешних укреплений, и турки вынуждены были укрыться внутри города. Открыв ворота и получив подкрепление, Суворов перенес бой на улицы Измаила, где он продолжался еще шесть часов и закончился уничтожением турецкой армии.

Представляя Кутузова к награждению за Измаил, Суворов писал о своем любимом ученике и соратнике: "Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов оказал новые опыты искусства и храбрости своей, преодолев под сильным огнем неприятеля все трудности, влез на вал, овладел бастионом, и когда превосходный неприятель принудил его остановиться, он, служа примером мужества, удержал место, превозмог сильного неприятеля, утвердился в крепости и продолжал поражать врагов". На наградном списке Суворов собственноручно написал: "Генерал Кутузов шел у меня на левом крыле, но был правою моею рукою". После падения Измаила Кутузов спросил командующего: "Почему Ваше сиятельство поздравили меня с назначением комендантом, когда успех еще был сомнителен?". "Суворов знает Кутузова, а Кутузов знает Суворова, — последовал ответ. — Если бы не был взят Измаил, мы оба умерли бы под его стенами". За Измаил Кутузов был удостоен ордена св. Геогрия III степени и чина генерал-поручика.

На заключительном этапе войны с Турцией роль Кутузова значительно возросла. Он становится одним из известных и признанных генералов русской армии.

После смерти Г. А. Потемкина и отзыва А. В. Суворова из действующей армии в Петербург командующим на театре военных действий против турок был назначен генерал-аншеф Н. В. Репнин. Кутузов как комендант Измаила принимает решительные меры по укреплению крепости турки стали стягивать к Измаилу свежие силы. Разведка доносила, что в Бабадаге находилось до 23 тысяч турецких войск, у Мачина — 30 тысяч В такой обстановке Кутузов предложил смелое решение — разбить турецкие силы в Бабадаге и Мачине порознь. Репнин одобрил план дей ствий, и отряд Кутузова в 12 тысяч человек, переправившись через Дунай и скрытно подойдя к турецкому лагерю у Бабадага, 4 (1 5) июня внезапно атаковал его. Противник не смог сдержать натиск атакующих колонн и бежал, потеряв более 1 500 человек убитыми. В лагере были захвачены большие запасы боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

Между тем, уже через месяц после поражения у Бабадага турки, готовя наступление, сконцентрировали у Мачина до 100 тысяч войск. Репнин принимает решение упредить противника. Переправившись через Дунай у Галаца, русская армия приблизилась к Мачину. Для атаки турецкого лагеря Репнин разделил свои силы (30 тысяч человек, 78 орудий) на три части: корпус генерала С. Ф. Голицына должен был отвлекать силы противника по фронту, основной удар наносил корпус Кутузова в правый фланг турецких войск, стоявших перед Мачином, корпус генерала Г. С. Волконского поддерживал Кутузова. Сражение началось рано утром 28 июня (9 июля) 1791 года. На подступах к Мачину войска Кутузова были обнаружены и окружены турецкой конницей. Построив свои войска в пять боевых каре, Кутузов прорвал окружение и вышел к исходному рубежу атаки на правом фланге турок. Поддержанный ударами войск Голицына и Волконского, корпус Кутузова, преодолевая ожесточенное сопротивление, обошел правый фланг противника и решил исход сражения — разбитые по всему фронту и преследуемые русской конницей турецкие войска бежали, бросив два лагеря с военным имуществом, 35 пушек и потеряв убитыми до 4 тысяч человек.

В этом сражении ярко проявилось боевое мастерство Кутузова как выдающегося тактика. "Расторопность и сообразительность генерала Кутузова превосходят всякую мою похвалу", — так оценивал Репнин действия Кутузова в Мачинском сражении. Действия Кутузова и его роль в этом сражении были отмечены орденом св. Георгия II степени.

Взятие Измаила, поражение под Мачином, победа русского флота при Килиакрии под руководством Ф. Ф. Ушакова вынудили Турцию пойти на переговоры. 29 декабря 1791 года (9 января 1792 г.) в Яссах был заключен мир, по которому границей между Россией и Турцией стал Днестр, турки подтвердили условия Кучук-Кайнарджийского договора и включение Крыма в состав России.

С окончанием русско-турецкой войны 1787—1791 гг. закончился важный период жизни и деятельности Кутузова. "В суровой практике военных будней, в жарких схватках с врагами на полях кровопролитных сражений проходило становление одного из наиболее талантливых и самобытных полководцев России. К началу XIX столетия Михаил Илларионович Кутузов вырос в военного руководителя крупного масштаба, обладавшего глубокими знаниями военного дела и боевым опытом, способного решать сложные задачи в области стратегии и тактики.

Исключительно плодотворную роль в формировании военных взглядов Кутузова сыграли крупнейшие русские полководцы XVIII века П. А. Румянцев и А. В. Суворов. У них учился он прогрессивным методам обучения и воспитания войск, полководческому мастерству, искусству побеждать сильного врага".

После заключения Ясского мирного договора Кутузов некоторое время находился в Молдавии и Польше, затем был направлен на дипломатическую работу. В рескрипте Екатерины II на его имя от 25 октября (6 ноября) 1792 года говорилось: "Михайло Ларионович! Вознамеревая отправить Вас чрезвычайным и полномочным послом к Порте Оттоманской, повелеваем для получения надлежащих наставлений поспешить Вашим сюда приездом". По свидетельству Ф. Синельникова, первого биографа полководца, императрица беседовала с Кутузовым "о положении всех государств и о взаимных их отношениях одного к другому... Из тонкости, которую она заметила в уме его, из зрелых рассуждений, которые он делал о предметах дипломатических, и из предосторожности, которую соблюдал он во всех своих разговорах и поступках, — тотчас заключила она, что Голенищев-Кутузов есть тот самый человек, в выборе коего она долго затруднялась...". Перед отъездом Кутузов получил соответствующие инструкции. Укрепление долгосрочного мира с Турцией было главной задачей посольства. Одновременно с этим Кутузов должен был наблюдать за деятельностью турецкого правительства, так как определенные круги в Турции и некоторые европейские державы могли спровоцировать новую войну, что было крайне нежелательно для России.

Кроме поддержания и укрепления мира, перед посольством ставилась задача по сбору информации о внутреннем положении страны, по содействию торговле, ослаблению влияния на турецкое правительство западноевропейских стран, и в первую очередь, Франции и Англии. Кутузов обязан был наблюдать за состоянием вооруженных сил Турции, оказывать поддержку балканским народам, "под игом варварским удрученных".

В состав константинопольского посольства входило 650 человек. Его многочисленность объяснялась с одной стороны желанием Екатерины II поразить турок великолепием и пышностью свиты, еще раз подчеркнуть могущество России, с другой — необходимостью иметь различную информацию военно-политического и экономического характера.

26 сентября (7 октября) 1793 года русское посольство торжественно, с развернутыми знаменами вступило в турецкую столицу. Кутузова встречали высшие сановники и аккредитованные в Турции иностранные дипломаты. До официального приема у султана Кутузов знакомился с Константинополем. О своих впечатлениях от древнего города писал жене: "Над моим домом есть бельведер. Взойдешь на него и увидишь все положение Константинополя: сераль, гавань превеликая, покрытая беспрестанно судами и лодками, которых, конечно, во всякое время глазом увидишь тысячу. Константинополь с прекрасной Софией, Сули-мание, Фанари, Галата, Пера, прекрасный пролив константинопольский, называемый древними Босфор Фракийский; за ним предместье Скутари в Азии; в нем 200 000 жителей ...". 31 октября (11 ноября) русский посол с большими почестями был принят султаном Селимом III. Началась его Многотрудная дипломатическая служба в Константинополе, с которой Кутузов, несмотря на очень сложную обстановку, успешно справился. Он сумел расположить к себе султана, его министров и, ведя тонкую дипломатическую борьбу как с противниками России в окружении султана, так и с западноевропейской дипломатией, добился поставленных перед ним целей. Кутузов твердо и решительно защищал интересы России, требуя точного выполнения Турцией условий мирных договоров и других соглашений. Хорошо осведомленный о положении дел в Турции, Кутузов в своих донесениях в Петербург, в переписке с государственными и военными деятелями (А. В. Суворовым, П. А. Румянцевым, Н. С. Мордвиновым, Я. Е. Сиверсом и другими) опровергал слухи о скорой войне Турции против России. В письме к Суворову, в то время командовавшему войсками в Крыму, Кутузов подчеркивал: "Я должностию служения своего поставляю предупредить Вас, милостивого государя, что по примечаниям моим не полагаю я разрыв с нами столь близок... Везде развалившиеся ее крепости не приведены в совершенно оборонительное состояние, флот еще не силен; предпринятые перемены в денежной части не достигли надлежащей зрелости, а пуще всего внутренность расстроена, везде почти непослушание, во многих местах мятежи... Все сии причины должны воздержать ее, судя по здравому рассудку, от всякой токмо для нее пагубной крайности".

Проницательность и дальновидность, основанные на реалистическом анализе фактов, осторожность, умение привлекать людей на свою сторону, трудолюбие, хорошо организованная информация позволяли Кутузову решать важные вопросы, направленные на защиту интересов России. Кутузов успешно справился с труднейшей задачей — предотвратить сближение Турции с Францией, расстроить заключение союза, направленного против России. Кутузов успешно решил вопрос о тарифах, что способствовало развитию русской торговли. Делясь впечатлениями о своей дипломатической работе, он писал жене: "Хлопот здесь множество, нету на свете министерского посту такого хлопотливого, как здесь, особливо в нынешних обстоятельствах, только все не так мудрено, как я думал ... Дипломатическая кариера сколь ни плутовата, но, ей-богу, не так мудрена, как военная, ежели ее делать как надобно...".

Выполнив важнейшую дипломатическую миссию, Кутузов в начале 1794 года возвратился в Петербург.

далее